Советско югославский конфликт

Глава Югославии Иосип Броз Тито, сумевший самостоятельно, при поддержке западных стран, а не только Советского Союза, сформировать в годы Второй Мировой войны вооруженные силы для борьбы с немцами, был в наименьшей степени из всех восточноевропейских коммунистов обязан своим возвышением Сталину.

В отличие от других восточноевропейских коммунистических правительств, для него не существовало проблемы дипломатического признания со стороны США и Британии. Компартия Югославии в первые послевоенные годы занимала особое, более влиятельное положение в коммунистическом блоке. Югославская столица, Белград, была выбрана местопребыванием Коминформа – наследника Коминтерна.

Здесь же издавалась главная коминформовская газета – «За прочный мир, за народную демократию!»

Иосип Броз Тито.

Фото 1961

Тито уклонялся от следования полугласным соглашениям о сферах влияния на Балканах, которые заключили СССР и западные державы в годы войны за спиной самих балканских стран. Однако Белград не ставил под вопрос лидерство Советского Союза в мировом коммунистическом движении. В Югославии велась национализация промышленности и банков, уничтожение частного сектора.

По примеру других восточноевропейских вассалов Москвы она отказалась принять участие в Плане Маршалла.

Час истины. История советско-югославского конфликта

Поводом для конфликта Белграда с Москвой стало намерение Тито и лидера болгарских коммунистов Г.

Димитрова создать на Балканах федерацию южных славян, которая помогла бы и снять болгаро-югославские противоречия из-за Македонии. Эта федерация могла оказаться притягательной для подключения других соседей. В Европе тогда обсуждались вопросы заключения многосторонней конвенции о Дунае.

Если бы проект федерации разросся до масштабов балкано-дунайского сотрудничества, то центр восточноевропейской политики сместился бы к Югославии и в «социалистическом лагере» появилось бы подобие двоецентрия. Это не устраивало Москву.

СССР сначала поддержал предлагавшийся Димитровым «мягкий» вариант федерации, по которому Болгария и Югославия оказывались равнозначными ее частями.

Но Тито выступал за более жесткий проект – единое государство.

Моська Тито. Советская карикатура эпохи конфликта Сталина с Югославией

С середины 1947 г.

Сталин стал обвинять лидеров Югославии в стремлении добиться исключительного положения. Между тем, Димитров и Тито стали говорить об общебалканском объединении, включающем Румынию, Венгрию, Албанию и Грецию (в случае победы в ней коммунистов).

Г. Димитров допускал даже возможность включения Польши и Чехословакии.

10 февраля 1948 г. югославские и болгарские лидеры были приглашены в Москву, где им было указано на недопустимость не согласованной с СССР внешней политики, причем беседа Сталина с Тито прошла в оскорбительном для последнего тоне. Димитров уступил давлению, но Тито – нет. После продолжавшегося несколько месяцев закрытого обмена письмами Сталин потребовал вынести вопрос на рассмотрение Коминформа.

28 июня 1948 г. на совещании Коминформа в Бухаресте была принята резолюция «О положении в Коммунистической партии Югославии». КПЮ была исключена из Коминформа, и вожди последнего призвали «здоровые силы» внутри югославской компартии сместить Тито.

КПЮ отвергла резолюцию. Советско-югославские отношения были порваны. Москва прекратила торговлю с Белградом и отозвала из Югославии экономических советников.

По всей Восточной Европе началась охота на «титоистов» и сторонников национальных моделей коммунизма.

Её жертвами стали видные коммунисты: Лукрециу Патрашкану (Румыния), Ласло Райк (Венгрия), Трайчо Костов (Болгария), Кочи Дзодзе (Албания). В Польше за «правонационалистический уклон» был снят с поста и подвергнут домашнему аресту Владислав Гомулка – генеральный секретарь ЦК правящей Польской рабочей партии (до ее объединения с социалистами). В Югославии разрыв со Сталиным и гонения на «титоистов» в других странах повлекли ответные преследования коминформовцев со стороны Тито.

Все эти репрессии сильно подорвали репутацию СССР на Западе.

Поэтому после смерти Сталина Н. Хрущёв поспешил нормализовать отношения с Югославией. Тито при этом сохранил большую самостоятельность от советского влияния. Югославия не вошла ни в СЭВ, ни в Варшавский договор. Югославский социализм сильно отличался от советского наличием элементов самоуправления на предприятиях трудовых коллективов и более тесными связями с капиталистическим Западом.

Уважаемые гости!

Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов.

Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.

Советско-югославский конфликт 1948-1953 гг

Предпосылки и причины конфликта

Возникновения Советско-югославского конфликта в 1948г.

предшествовали события, которые относились к середине 1947 г. Как отмечал Хрущев Н. С. в своем докладе «О культе личности и его последствиях» 25 февраля 1956г. на закрытом заседании XX съезда КПСС, Сталин стал «в последний период более капризным, раздражительным, грубым, особенно развилась его подозрительность… »[1].

Сталина раздражала независимость Тито, чья сильная индивидуальность контрастировала с серой безликостью других коммунистических лидеров Восточной Европы[2]. И. Тито пользовался большим авторитетом и сильным влиянием, за счет успешного партизанского руководства в период второй мировой войны. После окончания война И. Тито посетил многие страны Восточной Европы.

По мнению Ф. Маклина, Тито использовал эти поездки для обсуждений проблем, представлявший взаимный интерес, и подписывал соглашения, часто не согласовывая с Москвой. Одной из проблем обсуждения являлось создания Балканской федерации. Такое поведение югославского лидера вызывало негативное отношение у Сталина.

В сложившейся международной обстановки Сталин считал, что необходимо сохранять должную осторожность и осмотрительность. Он не скрывал недовольства, когда Советское государство ставили перед свершившимся фактом.

Во время беседы 19 ноября 1947 г.

Сталина с Э. Карделем, Сталин одобрительно отнесся к югославскому намерению после ратификации мирного договора с Болгарией. Подписать с ней договор, подобный тому, который имеется с Албанией[3]. Советское руководство в официально форме известило югославское и болгарское правительство в том, чтобы они не заключали югослава — болгарского договора.

Пока не перестанут действовать ограничения, связанные с мирным договором. Руководитель болгарского правительства Г. Димитров и И. Тито учитывая это пожелания, и не желая дать повода западным странном сорвать ратификацию этого договора, предпочли не оглашать текс Договора о дружбе, сотрудничестве… Однако в официальном протоколе об переговорах проходившие с 30 июля по 1 августа 1947г., опубликованном 2 августа, факт выработки Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между двумя странами был обнародован[4].

Так же было заявлено о том, что договор является бессрочным.

Узнав об этом, Сталин отправил Тито телеграмму, в которой назвал заключение Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи ошибкой, так как в силу еще не вступил мирный договор. Как утверждало, советское руководство подобный шаг, способствовал усилению военной интервенции в греческих и турецких делах против Югославии и Болгарии.

Официальная церемония подписания писания договора между Югославией и Болгарией 27 ноября 1947 г.[5] Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи подвергся изменениям, связанные с пожеланиями Сталина.

Договор заключался на 20 лет.

Подписанный договор в западных странах был воспринят как прямая угроза Греции. Так же негативно ими было воспринято интенсивное сотрудничество Югославии и Албании.

В действительности югославско-албанские отношения были не совершенны. Существовало много противоречий связанные с торгово-экономическими отношениями двух стран.

В рамках этих противоречий югославское правительство обвинило председателя Государственной плановой комиссии Албании Нако Спиру «агентом империализма»[6].

В албанском руководстве наметился раскол связанный с экономическим вопросом, и против Нако Спиру было выдвинуто еще одно обвинение «в шовинистической антиюгославской деятельности, в стремлении насадить хозяйственную автаркию, в установлении связей с классовыми врагами и даже в шпионской деятельности »[7]. Предъявленные обвинения привели к самоубийству Нако Спиру.

В беседе Сталина и М. Джилоса состоявшейся в январе 1948г., Сталин произнес: «Значит члены ЦК в Албании убивают себя из-за вас! Это очень нехорошо, очень нехорошо»[8]. М Джилось попытался, объяснить ситуацию, делая упор на то, что Нако Спиру был против объединения Албании с Югославией.

В ответ Сталин заявил, что советское правительство согласно на объединение Югославии с Албанией.

21 января 1948г. в Москву пришло сообщение от посла СССР в Югославии А. И. Лаврентива, в котором говорилось о том, что «югославами решен вопрос о передислокации 2-й стрелковой дивизии в Албанию в район города Корча »[9]. Данный вопрос решался без участия советских военных советников при югославской армии. Э. Ходжи аргументировал данное поведение необходимостью защиты Албании от нападения со стороны Греции.

Сталина подобное поведение Югославии и Албании не устраивало, кроме того он считал, что такой шаг на западе будет расценен как оккупационный.

Нами было установлено, что возникновению советско-югославского конфликта предшествовало ряд событий связанных с взаимоотношение двух стран.

Причинами конфликта, послужил ряд расхождений между СССР и Югославии связанные с проведением общей политики коммунистической партии, контактов Югославии, со странами и партиями Восточной Европы минуя согласования с советским руководством.

Взаимоотношения СССР и Югославии в период конфликта

С лета 1948г.

конфликт между СССР и Югославией стал очевиден. С 19 по 23 июня 1948г. в Бухаресте состоялось совещание Коминформа. На нем участники приняли резолюцию «О положении в Коммунистической партии Югославии». В ней говорилось, что руководство КПЮ «… за последнее время проводит в основных вопросах внешней и внутренней политики неправильную линию, представляющую отход от марксизма-ленинизма…», «руководство Югославской компартии проводит недружелюбную по отношению к Советскому Союзу и к ВКП(б) политику…», «в своей политике внутри страны руководители КПЮ отходят от позиций рабочего класса и порывают с марксистской теорией классов и классовой борьбы…»[10]и т.п.

В конце резолюции было выдвинуто решение, оно заключалось в том, что если нынешнее руководство не признает своих ошибок, то его следует сменить на новое.

На V съезде КПЮ советские обвинения были единодушно отвергнуты, а политика Тито получила полную поддержку.

В ответ на это Сталин денонсировал договор от апреля 1945г. С этого момента югославское правительство рассматривалось как враждебное.

Дополнительный накал в конфликт внес обмен нотами летом 1949 г.

по поводу ареста в Югославии проживавших там после Октябрьской революции русских эмигрантов, получивших советское гражданство[11].

Их обвиняли в антиюгославской деятельности.

Окончательное расторжение дипломатических отношений между СССР и Югославией состоялось 25 октября 1949г.

Изначально Советское правительство рассчитывало на «здоровые силы» партии КПЮ, которые смогут отстранить Тито от власти.

Когда стало очевидным невозможность этого варианта, было организовано военно-политическое давление на Югославию, любая провокация грозила перерасти в открытый конфликт. По косвенным данным, вторжение должно было осуществляться на трех направлениях, с территории Венгрии, Румынии и Болгарии.

Вполне вероятны были и действия со стороны Адриатического моря. Обсуждались и крупномасштабные операции, и «точечные действия». Их могла проводить как Советская Армия, так и вооруженные силы стран «народной демократии»[12]. В проведении операции планировалось задействовать и разведслужбу.

Югославское руководство стало рассматривать СССР, как серьезный источник опасности, и поэтому пришло к выводу, что западные страны являются средством защиты от СССР.

В ноябре 1952г. КПЮ переименовали в СКЮ. Осенью 1949 г. Югославия вошла в состав Совета безопасности в качестве непостоянного члена, тем самым получила международное признание.

В связи с новыми обстоятельствами СССР пришлось отказаться от плана свержения Тито военным путем.

По свидетельству Павла Судоплатова, в предложенном ему для разработки в конце февраля 1953г. кремлевском «досье» на Тито, содержалась «идиотские резолюции Молотова: искать связи Тито с профашистскими группировками и хорватскими националистами»[13].

К осуществлению операции были привлечены и «люди Хрущева – Савченко, Рясной и Епишев»[14].

Убийство Тито должен был совершить разведчик Иосиф Григулевич, он являлся одним из исполнителей убийства Троцкого. Одним из вариантов совершения убийства заключалось в том чтобы Григуревич на приеме у Тито, должен вручит ему коробочку с бриллиантовым перстнем, в которой содержался механизм со смертельным газом.

Все планы, связанные с покушением на Тито были не осуществлены, а со смертью Сталина и во все отменили.

Не смотря на все усилия СССР, не удалось осуществить военную интервенцию в Югославию.

Первая причина неудач является неверно сделанная ставка советского руководства на внутренние силы партии КПЮ, которые якобы могли выступить мощной силой против Тито.

Вторая причина заключается в активном сотрудничестве Югославии со странами запада.

Урегулирование конфликта

После смерти Сталина в 1953г. ЦК КПСС и Советское правительство пришло к выводу, что разрыв отношений с Югославией причинил ущерб как интересам Югославии, СССР и всему международному коммунистическому движению. Инициатором в восстановлении отношений выступило СССР. В рамках этих усилий Советское правительство уже в 1953г.

предложило правительству Югославии возобновить экономические связи, восстановить контакты в области науки и культуры, что нашло положительный отклик с югославской стороны.[15]

В июне 1954г. ЦК КПСС направил ЦК СКЮ письмо с предложением осуществить полную нормализацию отношений, и предлагалось провести советско-югославскую встречу на высшем уровне.

На пленуме ЦК СКЮ состоявшегося 26 ноября 1954г.

было принято решение о принятия предложения по проведению встречи на высшем уровне. В результате контактов по дипломатической линии была достигнута договоренность о проведении в Белгороде в конце мая 1955г. встречи руководителей двух стран на высшем уровне.[16] По итогам переговоров проходившие с 27 мая по 2 июня 1955г. стороны пришли к выводу, что период, когда добрые отношения были нарушены, ушел в прошлое, и была выражена обоюдная готовность, отменить все преграды мешающие нормализации отношений.

По результатам переговоров была принята «Белградская декларация». В декларации упор делался на важность соблюдения в отношениях между государства принципа сотрудничества, уважения суверенитета, независимости и т.д.

В 1955г. Советский Союз аннулировал задолженность Югославии на сумму свыше 90 млн. долл.[17] СССР предоставил Югославии новые кредиты на развитие.

С 1 по 23 июня 1956г.

состоялся визит И. Тито в Москву. На этой встрече была подписана Декларация об отношениях между КПСС и СКЮ. В декларации подчеркивалось, что Белгородская декларация благополучнее повлияла на развитие международных отношений между СССР и Югославией.

Нужно отметить, что восстановление международных отношений между СССР и Югославии носили длительный характер, и на определенном этапе характеризовались спадом.

Причины спада были разнообразными. Окончательное восстановление отношений произошло в 1988г.

Таким образом, было установлено, что СССР и Югославия пришла к выводу, что разрыв отношений был ошибочным шагом.

Процесс восстановления отношений проходил достаточно длительное время, причины этому были разнообразные.



Разрыв отношений с Югославией

После окончания Второй мировой войны пришедший к власти в Югославии при поддержке Англии и СССР И. Б. Тито стал верным соратником Сталина. По личной просьбе Тито летом 1945 года в его охрану были откомандированы лучшие оперативники из Москвы.

Весной 1947 года в Югославии было принято решение о переходе к строительству социализма в стране. После принятия югославского пятилетнего плана СССР начал оказание технической помощи в индустриализации. Один из первых конфликтов между Сталиным и Тито произошел по поводу Албании – даже не поставив в известность старшего товарища, Тито потребовал от правительства Албании предоставления военной базы на юге страны для размещения там югославских войск, защищающих Албанию от возможного нападения греческой армии.

В дальнейших планах Тито было объединение Югославии с Албанией. Но Сталин, в тот момент не желавший обострения отношений с Западом, выступил против инициативы Тито, и тому пришлось свернуть свои планы в отношении Албании. Вскоре появился еще один серьезный повод для конфликта между СССР и Югославией – на прошедшей 17 января 1948 года в Софии пресс-конференции лидер болгарских коммунистов Г. Димитров заявил о планах создания конфедерации балканских и придунайских государств, с включением сюда Польши, Чехословакии и Греции.

Между тем правительства многих западноевропейских стран тогда выступали с обвинениями СССР в организации помощи партизанам-коммунистам Греции, ведущим вооруженную борьбу против своего правительства.

В это же время Советский Союз выступал против предстоящего объединения западных зон оккупации Германии и создания ФРГ…

Через неделю после своего выступления на пресс-коференции Димитров получил телеграмму от Сталина: «Трудно понять, что побудило Вас делать на пресс-конференции такие неосторожные и непродуманные заявления».

Еще через неделю подобную телеграмму от В. М. Молотова (по поручению И. В. Сталина) получил и Тито: «…Вы считаете нормальным такое положение, когда Югославия, имея договор о взаимопомощи с СССР, считает возможным не только не консультироваться с СССР о посылке своих войск в Албанию, но даже не информировать СССР об этом в последующем порядке?

К Вашему сведению сообщаю, что Советское правительство совершенно случайно узнало о решении югославского правительства относительно посылки ваших войск в Албанию из частных бесед советских представителей с албанскими работниками.

СССР считает такой порядок ненормальным. Но если Вы считаете такой порядок нормальным, то я должен заявить по поручению Правительства СССР, что СССР не может согласиться с тем, чтобы его ставили перед свершившимся фактом. И, конечно, понятно, что СССР как союзник Югославии не может нести ответственности за последствия такого рода действий, совершаемых югославским правительством без консультаций и даже без ведома Советского правительства…»

Но этими телеграммами сталинский разнос младшим партнерам не ограничился – спустя три дня В.

М. Молотов (по поручению И. В. Сталина) направил следующие разгромные телеграммы руководителям Югославии и Болгарии. На этот раз Димитрова обвинили в том, что его действия мешают внешней политике Советского Союза: «Неудачное интервью тов. Димитрова в Софии дало повод ко всякого рода разговорам о подготовке восточноевропейского блока с участием СССР… В теперешней обстановке заключение Советским Союзом пактов о взаимопомощи, направленных против любого агрессора, было бы истолковано в мировой печати как антиамериканский и антианглийский шаг со стороны СССР, что могло бы облегчить борьбу агрессивных сил США и Англии».

Через шесть дней, 10 февраля 1948 года, прибывшие в Москву правительственные делегации Болгарии (Г.

Димитров, В. Коларов и Т. Костов) и Югославии (Э. Кардель, М.

Джилас, В. Бакарич; «заболевший» Тито не приехал) провели трехсторонние переговоры. Кроме Сталина в них принимали участие В. М. Молотов, А. А. Жданов, Г. М. Маленков, М. А. Суслов.

Иосиф Виссарионович заявил Димитрову: «Вы и югославы не сообщаете о своих делах, мы обо всем узнаем на улице.

Вы ставите нас перед свершившимися фактами!» Молотов поддакнул: «А все, что Димитров говорит, что говорит Тито, за границей воспринимается как сказанное с нашего ведома».

На следующий день состоялось подписание соглашения СССР с Болгарией и Югославией об обязательных консультациях по внешнеполитическим вопросам.

Через семнадцать дней, 1 марта, в Белграде открылось расширенное заседание Политбюро, на котором Тито переступил «границы дозволенного», сказав следующее: «Югославия подтвердила свой путь к социализму. Русские по-иному смотрят на свою роль. На вопрос надо смотреть с идеологической точки зрения.

Правы мы или они? Мы правы… Мы не пешки на шахматной доске… Мы должны ориентироваться только на свои силы». В ходе дальнейшей дискуссии Тито согласился с мнением одного из членов югославского Политбюро, что «политика СССР – это препятствие к развитию международной революции».

Кроме того, СССР задержал поставку оружия в Югославию, а правительство Югославии отказалось предоставить СССР конфиденциальную экономическую информацию о стране. СССР в одностороннем порядке прекратил действие протокола о консультациях, перестал отправлять техническое оборудование и отменил командировки в Югославию своих специалистов.

Дальше начались взаимные обвинения между Тито и Сталиным в оппортунизме.

5 мая 1948 года И. В. Сталин отправил югославским руководителям письмо, которое, по его мнению, должно было поставить их на место: «Мы считаем, что в основе неготовности Политбюро ЦК КПЮ честно признать свои ошибки и сознательно исправить их лежит чрезмерное зазнайство югославских руководителей. После достигнутых успехов у них закружилась голова… Товарищи Тито и Кардель говорят в своем письме о заслугах и успехах югославской Компартии, что ЦК ВКП(б) ранее признавал их, а сейчас замалчивает.

Это неверно. Никто не может отрицать заслуг и успехов КПЮ. Они бесспорны. Однако заслуги и успехи коммунистических партий Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании нисколько не меньше… И все же руководители этих партий держат себя скромно и не кричат о своих заслугах, в отличие от югославских руководителей, которые прожужжали всем уши своим неуемным бахвальством… Успехи югославской Компартии объясняются не какими-то особыми качествами, а преимущественно тем, что после разгрома штаба югославских партизан немецкими парашютистами, в момент, когда народно-освободительное движение в Югославии переживало кризис, Красная армия пришла на помощь югославскому народу, разбила немецких оккупантов, освободила Белград и тем самым создала условия для прихода к власти югославской Компартии… Если бы товарищи Тито и Кардель приняли во внимание это обстоятельство как бесспорный факт, они меньше шумели бы о своих заслугах и держались бы достойно и скромно».

А тем временем в Югославии по указанию Тито был арестован член Политбюро С.

Жуйович и другие видные югославские коммунисты, открыто поддерживавшие позицию Советского Союза. В югославской партии была проведена чистка, многие из местных коммунистов были арестованы и отправлены в концлагеря.

По воле Сталина в советской и социалистической прессе появились публикации, осуждавшие «националиста» Тито. Но каждый из вождей уже сделал свой выбор, и Тито не пошел на попятную, как это сделал верный сторонник Сталина Г. Димитров…

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *