Русская интеллигенция 19 века

ГЛАВА ПЕРВАЯ

(окончание)

Рознь между властью и образованным обществом. – Отзыв К. Н. Леонтьева.

читайте также статью Власть и общество в России до и во время революции 1905

Конечно, много было недочетов в русском народном хозяйстве, и западные государства с их маленькой площадью и густым населением значительно опередили Россию в количественном отношении по части развития техники.

Но не в хозяйственных недочетах и не в технической отсталости была заложена главная угроза Российскому государству!

Корень зла был в глубокой розни между властью и значительной частью образованного общества. Русская интеллигенция относилась к власти с определенной враждебностью, которая порой принимала более откровенные формы, порой загонялась вглубь, с тем, чтобы снова проявиться с удвоенной силой.

В первой половине XIX в. лучшие русские писатели еще понимали значение царской власти. Пушкин, Гоголь, Жуковский, не говоря уже о Карамзине, оставили немало страниц, ярко о том свидетельствующих.

Но русская интеллигенция уже и тогда была не с ними. Белинский, гневным обличением отвечающий на «Переписку с друзьями», для нее гораздо типичнее самого Гоголя. Среди писаний Пушкина замалчивались произведения его зрелого возраста, где он говорил об императоре Николае I, и списывались и распространялись его юношеские выпады против власти.

Восстание декабристов внесло этот раскол на самые верхи общества, подорвало доверие царя к военному дворянству и этим увеличило значение зависящего от власти служилого сословия.

Эпоха великих реформ сперва кое-что улучшила в этом отношении; она открыла новые поприща для работы: суды, земства, посредническую деятельность в деревне.

Но крайние течения быстро отравили и тут сотрудничество между интеллигенцией и властью. Реформы только вызывали требования дальнейших реформ; новые возможности действия использовались для пропаганды против правительства. Через пять лет после освобождения крестьян уже произошло первое покушение на царя-освободителя.

И опять-таки: лучшие писатели того времени были скорее с властью, чем с интеллигенцией. Граф Л.

Н. Толстой до конца 70-х годов печатался в «Русском Вестнике» Каткова. Достоевский, в молодости примкнувший к социалистическому кружку и за это жестоко пострадавший, в «Бесах» с непревзойденной яркостью изобразил дух русской революции и в «Дневнике Писателя» отстаивал значение царской власти для России. К консервативному лагерю принадлежали и Фет, и Тютчев, и Майков, и по существу даже гр.

А. К. Толстой («двух станов не боец, а только гость случайный»). Определенным противником интеллигентского радикализма был Лесков. Писемский во «Взбаламученном море» дал неприглядный очерк «шестидесятников»; и даже западник Тургенев в «Отцах и детях», «Дыме» и «Нови» изобразил так называемых «нигилистов» в малопривлекательном свете…

Но тон задавали не они!

«Властителями дум» были радикальные критики, проповедники материализма, непримиримые обличители существующего. Уже раздавались требования не только политических, но и коренных социальных преобразований, как будто отмена крепостного права не была сама по себе огромной социальной реформой. Интеллигенция перенимала от Запада непременно самые крайние учения. Началось «хождение в народ» с целью распространения этих учений в крестьянской среде, с надеждой на революцию по образцам Пугачева и «атамана Степана», как называли Стеньку Разина в модном тогда романсе «Утес».

Народная масса тогда не поддалась на эти увещания и посулы; она встретила с недоверием чуждых ей людей; хождение в народ окончилось полным провалом, и тогда возникла партизанская вооруженная атака на власть, руководившаяся пресловутой «партией Народной воли».

Арест пропагандиста.

Картина И. Репина, 1880-е

Восполняя дерзостью и предприимчивостью недостаток своей численности, революционеры в течение нескольких лет сумели создать гипноз мощного движения против власти; они смутили правителей, они производили впечатление за границей. Жизнь царя-освободителя подвергалась ежечасной угрозе: то взрывали рельсы перед царским поездом, то даже покои Зимнего дворца.

Александр II решил попытаться привлечь на сторону власти колеблющиеся образованные слои, с известным злорадством наблюдавшие за борьбой между правительством и «нигилистами», но не успел принять никаких реальных мер в этом направлении: 1 марта 1881 г. свершилось цареубийство.

Страшная весть всколыхнула Россию, многих отрезвила, создала пустоту вокруг деятелей «Народной воли».

Император Александр III, считавший положение крайне опасным, тем не менее решил дать врагам мужественный отпор – и вдруг натиск «нигилистов» рассеялся как наваждение.

Но произошли ли за царствование императора Александра III действительные перемены в настроениях образованных классов?

Интеллигенция притихла, смолкла, враждебность исчезла с поверхности, но тем не менее она осталась. Все меры царствования встречали глухую, по внешности сдержанную, но непримиримую критику. Болезнь оказалась только загнанной вглубь.

Грозная черта этих лет: новые писатели уже не отделялись от интеллигенции в своем отношении к существующему строю.

Те из них, которым было душно в радикальной казарме, просто уходили в область чистого искусства, оставаясь в стороне от общественной жизни. Из учений гр. Л. Н. Толстого, резко изменившегося за эти годы, его «непротивление злу» и рационалистическое христианство пользовались гораздо меньшим успехом, чем его отрицание всего современного государства.

Пассивное сопротивление интеллигенции создавало для власти большие затруднения, особенно в области народного образования.

Студенчество, несмотря на ряд новых законов, вводивших университетскую жизнь в строгие рамки (ношение формы, обязательное посещение лекций и т. д.), или отчасти благодаря этим законам, оставалось рассадником революционных течений. Власть поэтому питала недоверие к высшим учебным заведениям; некоторые из них, как женские медицинские курсы, были закрыты; на С.-Петербургские Высшие женские курсы на три года был запрещен прием.

Правительству приходилось лавировать между Сциллой отсталости в учении и Харибдой взращивания своих врагов. Насколько велика была нетерпимость этих врагов, показывает характерный случай: проф. В.

О. Ключевский, известный историк, пользовавшийся огромной популярностью в студенчестве, вызвал с его стороны враждебные выходки своей (приведенной выше) речью памяти императора Александра III и нескоро вернул себе былой престиж.

Сделать так, чтобы увеличить число школ, не создавая в деревне очагов противоправительственной пропаганды, было при таких условиях весьма нелегко. Строить и совершенствовать огромнейшее государство при враждебном отношении значительной части образованных слоев было задачей исключительной трудности!

Константин Леонтьев

Попытки увеличить удельный вес дворянства в государстве, создание Дворянского банка, учреждение земских начальников были вызваны потребностью в некоем правящем слое, из которого можно было бы пополнить ряды носителей власти.

Но К. Н. Леонтьев еще в 70-х гг. писал: «Молодость наша, говорю я с горьким чувством, сомнительна». «Мы прожили много, сотворили духом мало и стоим у какого-то страшного предела…

На Западе вообще бури и взрывы были громче, величавее; Запад имеет более плутонический характер; но какая-то особенная, более мирная или глубокая подвижность всей почвы и всего строя у нас в России стоит западных громов и взрывов.

Дух охранения на Западе был сильнее в высших слоях общества, и потому и взрывы были сильнее; у нас дух охранения слаб.

русская интеллигенция

Наше общество вообще расположено идти по течению за другими… Кто знает? Не быстрее ли других? Дай Бог, чтобы я ошибался!»

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму.

Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.

Русская интеллигенция XIX века

Малышев Александр, Чернецкий Михаил: другие произведения.

Критерии интеллигентности, или пара слов в защиту интелей от бушканутых г-нов.

Журнал «Самиздат»: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] Часть 1.

КРИТЕРИИ.      Критерий номер один изложил мой друг-однокурсник Дмитрий М.   Дима всегда остроумно и оригинально мыслил, но даже если этот афоризм он сам где-то взял, подано это было великолепно, поэтому и запомнилось на всю жизнь:   — Интеллигент — это тот, у кого три высших образования: у деда, у отца, и у него самого.

  Дерево не растет без корней и в этом что-то есть, как и в знаменитой фразе советских еще интеллигентов — помните наверно — «не в первом поколении».

  Я слегка не дотягиваю по этому критерию, ибо деды у меня были из крестьян; один правда техникум закончил, что по временам 30-40-х годов тоже солидно — как сейчас профессор.   Но учитывая, что у папы моего куча степеней и званий, а у мамы — два высших образования*, то думаю сойдет.         Второй критерий доводилось слышать от многих. И. — тот, кто в первую очередь думает о других. Про альтруизм нашей интеллигенции более подробно есть в высказывании Михаила Чернецкого (которого я считаю полноправным соавтором данной статьи) ниже, для себя просто отмечу, что чуть ли не самые интеллигентные профессии — это врачи и учителя.

        Теперь, собственно мои критерии.   3. Интеллигенты — люди, занимающиеся (преимущественно) интеллектуальным трудом. Врачи и учителя были, инженеры еще.   Журналисты**.   Одно дополнение-уточнение. Этот труд должен быть производителен и полезен/необходим для общества, чиновники и многочисленные имиджмейкеры со всякими дистрибьюторами в число полезных членов общества не входят.

  Вот такое простое определение.   В таком случае, «интеллигент» перестает быть как знаком качества, так и клеймом.      Но поскольку под перечисленные определения попадает очень много народа, постараемся выделить еще один критерий.   Кого считать настоящим интеллигентом?

     4. По-моему, настоящий интеллигент — это тот, кто верит в Разум (можно использовать термин Совесть или даже «интеллектуальная совесть», но это впадение в ницшеанство, так что не будем). Именно в Разум, с большой буквы, а не в то холодное и вязкое рацио, что нам пытаются навязать некоторые.   Ведь что такое любовь к Родине, к матери, дружба с точки зрения такого с позволения сказать рационалиста?

Пустая трата сил, атавизм. А с другой стороны, трудно считать интеллигентами чижеканутых созданий, несущих откровенную ересь по чуть больше, чем всем вопросам.

  Трудно быть одновременно экспертом в истории, экономике, спорте, политике, религии и т.д. и т.п. Соглашусь.   Поэтому интеллигент должен изучать вопрос, о котором собирается судить, читать нужные книжки и слушать мнение специалистов, стараться быть объективным, насколько это возможно при оценки людей, событий, явлений.

     И наконец, обещанный пост Михаила, пятым пунктом (куда же без него):   http://samlib.ru/comment/a/aleksandr_s_m/a212   Честно говоря, надоело спорить о терминах.

Википедия правильно поступает: в ней обычно каждое понятие представлено кучей определений разных людей, времен и народов.    Может, так и написать (я не изучал вопрос — пишу по интуиции): исторически термин появился (в России) во второй половине 19 века, означал культурного разночинца, гордящегося тем, что получил образование и доступ к мировым культурным и гуманистическим ценностям.

Возхможна некоторая абсолютизация этих ценностей, противопоставленная текущему мракобесию — как в научной, так и в социальной сфере: «Ваши мысли мне ненавистны, но я готов отдать жизнь за ваше право их высказывать» (Вольтер) (кстати, как там с этим термином на гнилом Западе конца 18 века?).    Ну, и так далее.    Этим обусловлена некоторая критичность по отношению к властям, отличающаяся от критичности крестьян, склонных ненавидеть местную власть, но верить в доброго царя.

Это свойство интелей хорошо описал Черчилль: «Кто в юности не был революционером — лишен сердца, кто в старости не стал консерватором — лишен разума». Обычный жизненный путь интеллигента — от революционного вольнодумства — к консерватизму.    В неполитической сфере настоящий интеллигент обязан быть альтруистом, поскольку духовные ценности для него имеют приоритет над меркантильными, и вообще он видит свою обязанность в служении своему темному варварскому народу.

В какой степени это правда? Ну, примерно, как у монахов и духовенства — то есть, мягко говоря, «по-разному» (есть подвижники, и есть жлобы).

Поэтому рабочие-крестьяне справедливо упрекают интеллигенцию (и духовенство) в лицемерии. Сами рабочие-крестьяне альтруизма не провозглашают и потому впасть в грех лицемерия не могут по определению 🙂    Кстати, как раз недавно слышал очередной рассказ о некотором профессоре коммунальной эпохи (точнее, пост-коммунальной, но еще с активными связями между соседями), который, как положено, платил соседям-работягам за починку крана, ремонт развалившегося стула или подшивку брюк, а соседи совершенно не считали нужным платить ему за помощь детям-школьникам в решении задачек.

Потому что «разве это труд — задачку решить — это не гаечным ключем орудовать, и вообще — он на наши деньги выучился — вот, пусть и помогает»… (есть, конечно, и обратные примеры)    Учитывая принципиальную недостижимость провозглашенных целей, честным интеллигентам часто свойственнен комплекс неполноценности. Особенно он был ярко был выражен у покойной подруги моей мамы: когда в конце советской власти появилсь возможность ездить на экскурсии за границу (хотя бы в соц.

страны), имел место такой случай: они не нашли туалет, потому что он обозначен не МЖ и даже не MW, а WC, а какой-то хам на их вопрос рассмеялся. Так вот: эта дура прокомментировала так: «Правильно над нами смеются — мы дикари — не знаем, как культурные люди туалеты обозначают!» 🙁    Щутки — шутками, а я сильно страдаю из-за того, что не выполнил свое предназначение — не использовал все отпущенные природой способности для самосовершенствования и научной работы.

При моем интеллекте и конструкторских способностях иметь в активе только одну байдарку «Щука» — это фактически зарыть талант в землю — для этого кончать институт не требовалось.

Если по конструированию я еще могу оправдаться, что не имею карьеристских талантов, чтобы пробиться наверх, то кто мне мешал выучить физику получше и писать статьи? То-то же. Да и самостоятельно производить можно много и других мелочей (кроме щуки) — хвала Аллаху, некоторая толика способностей к бизнесу у меня имеется — мог бы воплощать свое природное предназначение — делать то, что без меня люди не сделают.

Думается, что подобные терзания рабочим неведомы.    …наверно, можно еще много чего сказать… пока — все. Можно включать этот отрывок в статью в качестве иллюстрации-рефлексии 🙂     Update 08.07.12    …Когда эта тема была поднята первый раз на моей памяти (кажется, в разделе Чуксина), я сформулировал необходимое условие интеллигентности так: «Стремление сопереживать ближнему».

Не будь грубым. Не быть циничным. Иметь совесть.    Требование общей культуры — банальной эрдиции — имеет, скорее, исторический смысл. Все-таки при слове интеллигент прежде всего, (для меня) приходит на ум человек, который не насмехается, не обманывает, не вымогает («Давай, бабка, трояк — починю кран»).    И это не только мне так кажется: как-то раз ко мне обратился мой закройщик (жук еще тот)   с такой речью: «Миша…

я, конечно, понимаю и даже уважаю твои интеллигентские принципы… но что тебе стоит поднять мне расценки, а другим мы ничего не скажем…» То есть, и в его сознании, как и в моем, интеллигент — это, прежде всего, тот, кто не может осознанно совершить несправедливость.

   Остальное вторично.    Грубо говоря, о рабочем/крестьянине с совестью так и говорят: «у него есть не только руки, но и совесть», а для аналогичного человека с головой (и слегка «помешанного» на культуре/науке), придуман специальный термин — «интеллигент».        Часть 2.

Критика критиков.      С легкой руки Бушкова и некоторых других, вроде Мухина, слово интеллигенция стала ругательным.   Что тут скажешь?   Выдающийся антиинтеллектуализм Сан Саныча и Юрия Игнатича (разоблачителя Лунных афер и Ельцина-зомби) в деле истории и других общественных наук «так и прёть, так и прёть» ( (См.

http://read.amahrov.ru/load/avtory/kukushkin_albert/albert_stanislavovich_kukushkin_i_nikolaj_anatolevich_chornovil_novosti_s_fronta/23-1-0-41 например).

  Уровень этот вполне понятен.   При этом в своей сфере писатель Бушков и вроде неплохой инженер Мухин возможно и хорошие, даже успешные, специалисты.   Но чтобы судить об истории — учиться надо.

Дальше и больше.

Русская интеллигенция

Книжки читать. Думать.      Поскольку среди критиков много военных, давайте пойдем от обратного, и докажем, что все военные — идиоты, либо просто зажравшиеся бездельники на шеи у страны и народа:    http://militera.lib.ru/research/muhin_yi01/index.html   Берем конкретные примеры: 1941-й, Власов, 1991-й, эпический штурм Грозного в новогоднюю ночь 1995-го…

и распространим на все военное сословие.   Ну и как себя чувствовать чмошниками?   Приятно о себе такое услышать и узнать?

     На самом деле, судить по страте, сословию, целому классу людей по отдельным представителям — крайне ненаучно. Неинтеллигентное дело, я бы добавил хихикая.   И наверняка вам попадались на глаза работяги, налитые алкоголем до ушей. А слесарь-сантехник с винным выхлопом — постоянный участник анекдотов, комедий и шуток КВН.   Так что теперь, все рабочие — алкаши и тупое быдло?

     * Вот же каммунякибуки! Девочка из деревни, без блата и денег могла получить высшее образование бесплатно.

НЕЗАБУДЕМНЕПРОСТИМ!   ** представляю, как многие возмутятся. Журнализды нас к другому приучили… что сказать? Сакраментальное: «Писатели и журналисты — не врачи, а боль».       Расхлестался по статье Третьякова в хлам, но сама статья интересная      http://lgz.ru/article/-20-6598-24-05-2017/epitafiya-na-mogile-rossiyskoy-intelligentsii/       [Пять главных качеств интеллигенции       Итак, образованность (наличие высшего образования) — первое фундаментальное качество интеллигента как представителя определённого общественного слоя.

Качество необходимое, но не достаточное. Ибо непременно нужны ещё четыре качества, отсутствие даже одного из которых превращает то, что мы знаем как русскую интеллигенцию, в нечто другое. И все эти качества складываются в определённой социальной среде именно на рубеже ХVIII-ХIХ веков.      Второе качество интеллигента — это совестливость, или наличие моральных принципов, выходящих за нормы сословной морали. Даже самый образованный и милосердный аристократ не является интеллигентом.

И прежде всего потому, что не считает других равными себе.      Следующее качество русского интеллигента — любовь к народу. И желание, при осознании недостатков простых людей, поднять их до себя. Прежде всего — через просвещение и образование. Ну и, разумеется, через справедливое (или по меньшей мере более справедливое) распределение материальных и культурных благ.

     Максимальное развитие это качество интеллигенции получило в 60-е годы ХIХ века в виде так называемого хождения в народ и тогдашнего культуртрегерства, и в большевизме — как до 1917 года, так и после — культурная революция по Ленину, а затем сталинская индустриализация, вузовское строительство, после войны — всеобщее бесплатное среднее образование и массовое бесплатное высшее образование. 60-е годы ХХ века — пик расцвета русской, в советской её ипостаси, интеллигенции как мощного, авторитетного (в том числе и в народе) и влиятельного общественного слоя.

     Четвёртым качеством русской интеллигенции является постоянная рефлексия по поводу России и Европы.   Здесь в конечном результате, несмотря на сопротивление просвещённых консерваторов и всех других славянофилов, победила ‘линия Петра Первого’ — Россия всегда и во всём отстаёт от Европы, и дело отечественных интеллигентов преодолевать это отставание.

Первым, кто уже не в петровской, а в более ‘продвинутой’ парадигме задумался и написал об этом, был Карамзин со своими ‘Письмами русского путешественника’. Именно его я бы назвал первым русским интеллигентом в точном смысле этого слова.      Уже к середине ХIХ в. просвещённое русское сословие раскололось на западников и тех, кто был назван славянофилами.

Конечно, этому способствовал поход русской армии в Европу (1813-1814 гг.), породивший декабристов, практически эталонных западников-интеллигентов, жаждавших европейского политического устройства и отмены крепостного права, но, что показательно, не отпускавших на свободу своих собственных крепостных.      Отношение к ‘Европе’ (и умаление либо возвеличивание России в зависимости от вектора этого отношения) с начала ХIХ века стало ключевым в размежевании русской интеллигенции.

Но преобладающим стало всё-таки мнение об ‘отсталости России’ и, говоря современным языком, о ‘лидерстве Запада’.

  Грибоедов почувствовал опасность этой тенденции:   Французик из Бордо, надсаживая грудь,   Собрал вокруг себя род веча   И сказывал, как снаряжался в путь   В Россию, к варварам, со страхом и слезами;   Приехал — и нашёл, что ласкам нет конца;   Ни звука русского, ни русского лица…

  Ну и так далее. Те, кто оканчивал советскую школу, с лёгкостью воспроизведут по памяти.   Двести лет назад написано!      Пушкин был слишком всеобщ и слишком русским, чтобы быть только западником, как его друзья-декабристы, или только славянофилом.

Он тот эталонный образец русского интеллигента (причём дворянского происхождения), который, обладая всеми положительными качествами интеллигенции, совсем мало и в основном через среду своего общения ‘страдал’ её недостатками.      А целый комплекс этих недостатков связан не только с четвёртым, но и с пятым качеством русской интеллигенции — постоянной оппозиционностью любой русской власти, именно потому, что она, во-первых, власть, во-вторых, русская власть.

Очень часто эта оппозиционность перерастала в оппозиционность России в целом и всему русскому, начиная с русского народа (хотя на первый план всегда выпячивалась борьба именно с властью).      Это последнее качество, на мой взгляд, бесспорно связано не столько с каким-то особым вольнолюбием русской интеллигенции или с какими-то особыми недостатками российской власти, сколько с включением польской шляхты в состав российского дворянства.] Связаться с программистом сайта.

Сайт — «Художники» ..

|| .. Доска об’явлений «Книги»

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *