Роль колчака в гражданской войне

Колчак и его роль в Белом движении

Александр Васильевич Колчак (4 (16) ноября 1874, Санкт-Петербургская губерния – 7 февраля 1920, Иркутск) – российский политический деятель, вице-адмирал Российского Императорского флота (1916) и адмирал Сибирской Флотилии (1918). Полярный исследователь и учёный-океанограф, участник экспедиций 1900–1903 годов (награждён Императорским Русским географическим обществом Большой Константиновской медалью).

Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн. Вождь и руководитель Белого движения на Востоке России. Верховный Правитель России (1918–1920 гг.), был признан на этом посту руководством всех белых регионов, «де юре» – Королевством сербов, хорватов и словенцев, «де факто» – государствами Антанты.

Александр Васильевич Колчак

После Февральской революции 1917 Колчак первым на Черноморском флоте присягнул на верность Временному правительству.

Весной 1917 года Ставка начала подготовку десантной операции для захвата Константинополя, но из-за разложения армии и флота эту мысль пришлось оставить. Удостоился благодарности от военного министра Гучкова за быстрые разумные свои действия, коими он способствовал сохранению порядка на Черноморском флоте.

Однако из-за пораженческой пропаганды и агитации, проникавших после Февраля 1917 г.

в армию и флот под видом и прикрытием свободы слова, и армия, и флот стали двигаться к своему развалу. 25 апреля 1917 года Александр Васильевич выступил на собрании офицеров с докладом «Положение нашей вооружённой силы и взаимоотношения с союзниками».

Кроме прочего Колчак отмечал: «Мы стоим перед распадом и уничтожением нашей вооружённой силы, старые формы дисциплины рухнули, а новые создать не удалось».

Колчак требовал прекратить доморощенные реформы, основанные на «самомнении невежества», и принять формы дисциплины и организации внутренней жизни, уже принятые у союзников.

29 апреля 1917 года с санкции Колчака из Севастополя выехала делегация в составе около 300 матросов и севастопольских рабочих с целью повлиять на Балтийский флот и армии фронта, «чтобы вели войну активно при полном напряжении сил».

В июне 1917 года Севастопольский совет постановил разоружить офицеров, заподозренных в контрреволюции, в том числе, отобрать и у Колчака его Георгиевское оружие — вручённую ему за Порт-Артур золотую саблю.

Адмирал предпочёл выбросить клинок за борт со словами: «Газеты не хотят, чтобы у нас было оружие, так пусть идёт в море». В тот же день Александр Васильевич сдал дела контр-адмиралу В. К. Лукину. Через три недели водолазы подняли саблю со дна и вручили Колчаку, выгравировав на лезвии надпись: «Рыцарю чести адмиралу Колчаку от Союза офицеров армии и флота». В это время Колчак, наравне с Генерального штаба генералом от инфантерии Л.

Г. Корниловым, рассматривался как потенциальный кандидат в военные диктаторы.

Именно по этой причине в августе А. Ф. Керенский вызвал адмирала в Петроград, где принудил его подать в отставку, после чего он по приглашению командования американского флота направился в США для консультирования американских специалистов об опыте использования русскими моряками минного оружия на Балтийском и Чёрном морях в Первую мировую войну.

По словам Колчака существовала и иная, тайная, причина его поездки в США: «…адмирал Гленон совершенно секретно сообщил мне, что в Америке существует предположение предпринять активные действия американского флота в Средиземном море против турок и Дарданелл. Зная, что я занимался аналогичными операциями, адм. Гленон сказал мне, что было бы желательно чтобы я дал все сведения по вопросу о десантных операциях в Босфоре.

Относительно этой десантной операции он просил меня никому ничего не говорить и не сообщать об этом даже правительству, так как он будет просить правительство командировать меня в Америку, официально для сообщения сведений по минному делу и борьбе с подводными лодками».

В Сан-Франциско Колчаку предложили остаться в США, обещав ему кафедру минного дела в лучшем военно-морском колледже и богатую жизнь в коттедже на берегу океана.

Колчак ответил отказом и отправился назад в Россию.

Прибыв в Японию, Колчак узнал об Октябрьской революции, ликвидации Ставки Верховного Главнокомандующего и начатых большевиками переговорах с немцами. Ответил согласием на телеграмму с предложением свою кандидатуру в Учредительное собрание от кадетов и группы беспартийных по Черноморскому флотскому округу, однако его ответ был получен с опозданием. Адмирал выехал в Токио.

Там он вручил британскому послу просьбу о приеме в английскую действующую армию «хоть рядовым». Посол, после консультаций с Лондоном, вручил Колчаку направление на Месопотамский фронт. По дороге туда, в Сингапуре, его настигла телеграмма русского посланника в Китае Кудашева, приглашавшего его в Маньчжурию для формирования русских воинских частей. Колчак поехал в Пекин, после чего приступил к организации русских вооруженных сил для защиты КВЖД.

Однако из-за разногласий с атаманом Семёновым и управляющим КВЖД генералом Хорватом адмирал Колчак оставил Маньчжурию и выехал в Россию, намереваясь вступить в Добровольческую армию генералов Алексеева и Деникина.

В Севастополе у него остались жена и сын.

13 октября 1918 он прибыл в Омск, откуда на следующий день отправил письмо генералу Алексееву (полученное на Дону в ноябре — уже после смерти Алексеева), в котором выражал намерение отправиться на Юг России с тем, чтобы поступить в его распоряжение в качестве подчиненного.

В Омске же тем временем разразился политический кризис. 4 ноября 1918 Колчака, как популярную среди офицеров фигуру, пригласили на должность военного и морского министра в состав Совета министров так называемой «Директории» — находившегося в Омске объединённого антибольшевистского правительства, где большинство составляли эсеры. В ночь на 18 ноября 1918 в Омске произошёл переворот — казачьи офицеры арестовали четырёх эсеров-руководителей Директории во главе с её председателем Н.

Д. Авксентьевым. В сложившейся обстановке Совет министров — исполнительный орган Директории — объявил о принятии на себя всей полноты верховной власти и затем постановил вручить её одному лицу, присвоив ему титул Верховного Правителя Российского государства.

Тайным голосованием членов Совмина на данный пост был избран Колчак. Адмирал заявил о своём согласии на избрание и первым же своим приказом по армии объявил о принятии на себя звания Верховного Главнокомандующего.

После прихода к власти А. В. Колчак отменил распоряжение о том, что евреи как потенциальные шпионы подлежат выселению из 100-вёрстной прифронтовой зоны.

Обращаясь к населению, Колчак заявил: «Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю, что не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности».

Далее Верховный Правитель провозглашал цели и задачи новой власти. Первой, наиболее актуальной задачей называлось укрепление и повышение боеспособности армии. Второй, неразрывно с первой связанной — «победа над большевизмом». Третьей задачей, решение которой признавалось возможным лишь при условии победы, провозглашалось «возрождение и воскресение погибающего государства».

Вся деятельность новой власти объявлялась нацеленной на то, чтобы «временная верховная власть Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего могла бы передать судьбу государства в руки народа, предоставив ему устроить государственное управление по своей воле».

Колчак надеялся, что под знаменем борьбы с красными ему удастся объединить самые разнородные политические силы и создать новую государственную власть.

Поначалу положение на фронтах благоприятствовало этим планам. В декабре 1918 года Сибирская армия заняла Пермь, имевшую важное стратегическое значение и существенные запасы военного снаряжения.

В марте 1919 войска Колчака развернули наступление на Самару и Казань, в апреле заняли весь Урал и приблизились к Волге. Однако из-за некомпетентности Колчака в вопросах организации и управления сухопутной армией (равно, как и его помощников), благоприятная в военном плане обстановка вскоре сменилась катастрофической.

Распыление и растянутость сил, отсутствие тылового обеспечения и общая несогласованность действий привели к тому, что Красная армия смогла вначале остановить войска Колчака, а затем перейти в контрнаступление. Итогом его стал более чем полугодовой отход колчаковских армий на восток, завершившийся падением Омского режима.

Надо сказать, что сам Колчак прекрасно осознавал факт отчаянного кадрового голода, приведшего, в конечном итоге, к трагедии его армии в 1919 году.

В частности, в разговоре с генералом Иностранцевым Колчак открыто констатировал это печальное обстоятельство: «Вы скоро сами убедитесь, как мы бедны людьми, почему нам и приходится терпеть даже на высоких постах, не исключая и постов министров, людей, далеко не соответствующих занимаемым ими местам, но — это потому, что их заменить некем…».

Те же мнения господствовали и в действующей армии. К примеру, генерал Щепихин говорил: «…уму непостижимо, удивлению подобно, до чего долготерпелив наш страстотерпец рядовой офицер и солдат.

Каких только опытов с ним не производили, какие при его пассивном участии кунштюки не выкидывали наши «стратегические мальчики», — Костя (Сахаров) и Митька (Лебедев) — а чаша терпения всё ещё не переполнилась…».

В мае началось отступление войск Колчака, а уже к августу они были вынуждены оставить Уфу, Екатеринбург и Челябинск.

Части армий, подконтрольные Колчаку в Сибири, осуществляли карательные операции в районах действия партизан, в этих операциях использовались также отряды Чехословацкого корпуса.

Отношение адмирала Колчака к большевикам, которых он именовал «шайкой грабителей», «врагами народа», было крайне негативным.

30 ноября 1918 года правительство Колчака приняло постановление, подписанное Верховным правителем России, которое предусматривало смертную казнь для лиц, виновных в «воспрепятствовании» осуществлению власти Колчака или Совета министров.

Член ЦК эсеров Д.

Ф. Раков был арестован в ночь государственного переворота в Омске 18 ноября 1918 года, поставившего у власти Колчака. До 21 марта 1919 г. он сидел в нескольких тюрьмах Омска под угрозой расстрела. Описание времени в тюрьме, отправленное одному из товарищей Ракова, было опубликованно в 1920 г.

в виде брошюры с названием «В застенках Колчака. Голос из Сибири».

Политические руководители чехословацкого корпуса Б. Павлу и В. Гирса в официальном меморандуме союзникам в ноябре 1919 года заявляли: «Невыносимое состояние, в каком находится наша армия, вынуждает вас обратиться к союзным державам с просьбой о совете, каким образом чехословацкая армия могла бы обеспечить собственную безопасность и свободное возвращение на родину, вопрос о чем разрешен с согласия всех союзных держав.

Войско наше согласно было охранять магистраль и пути сообщений в определенном ему районе и задачу эту исполняло вполне добросовестно. В настоящий момент пребывание нашего войска на магистрали и охрана ее становится невозможными просто по причине бесцельности, равно как и вследствие самых элементарных требований справедливости и гуманности.

Охраняя железную дорогу и поддерживая в стране порядок, войско наше вынуждено сохранять то состояние полного произвола и беззакония, которое здесь воцарилось.

Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычное явление, и ответственность за все перед судом народов всего мира ложится на вас: почему мы, имея военную силу, не воспротивились этому беззаконию».

По мнению Г.

К. Гинса, изданием этого меморандума чешские представители искали оправдания для своего бегства из Сибири и уклонения от поддержки отступавших колчаковских войск, а также искали сближения с левыми.

Одновременно с выпуском чешского меморандума в Иркутске, разжалованным чешским генералом Гайдой была 17 ноября 1919 года сделана попытка антиколчаковского переворота во Владивостоке.

В Екатеринбургской губернии, одной из 12 находившихся под контролем Колчака губерний, было расстреляно не менее 25 тысяч человек, подвергнуто телесным наказаниям около 10% двухмиллионного населения.

Пороли как мужчин, так и женщин и детей.

При подавлении большевистского вооружённого восстания 22 декабря 1918 года по официальным данным в г. Омске по приговору военно-полевого суда было расстреляно 49 человек, приговорено к каторжным работам и тюрьме 13 человек, оправдано 3 и убито при подавлении восстания 133 человека.

В поселке Куломзино (пригород Омска) жертв оказалось больше, а именно: по приговору суда расстреляно 117 человек, оправдано — 24, убито при подавлении мятежа — 144 человека.

Более 625 человек были расстреляны при подавлении восстания в Кустанае в апреле 1919 года, несколько селений были выжжены. Усмирителям восстания Колчак адресовал такой приказ: «От лица службы благодарю генерал-майора Волкова и всех господ офицеров, солдат и казаков, принимавших участие при подавлении восстания.

Наиболее отличившихся представить к наградам».

В ночь на 30 июля 1919 г. в Красноярском военном городке вспыхнуло восстание, в котором приняли участие 3-й полк 2-й отдельной бригады и большинство солдат 31-го полка 8-й дивизии, всего до 3 тыс. человек. Захватив военный городок, восставшие предприняли наступление на Красноярск, но были разбиты, потеряв до 700 человек убитыми.

Руководившему подавлением восстания генералу Розанову адмирал послал телеграмму: «Благодарю вас, всех начальников, офицеров, стрелков и казаков за отлично выполненную работу».

Отряды большевиков после разгрома осенью 1918 года обосновались в тайге, в основном севернее Красноярска и в районе Минусинска, и, пополняясь дезертирами, начали нападать на коммуникации Белой армии.

Весной 1919 года они были окружены и частью уничтожены, частью вытеснены ещё глубже в тайгу, частью бежали в Китай.

Крестьянство Сибири, как и по всей России, не желавшее воевать ни в Красной, ни в Белой армиях, избегая мобилизаций, бежало в леса, организуя «зелёные» шайки. Эта картина наблюдалась и в тылу армии Колчака. Но до сентября — октября 1919 года эти отряды были малочисленны и не представляли для власти особой проблемы.

Но когда осенью 1919 года фронт рухнул — начался развал армии и массовое дезертирство.

Дезертиры в массовом порядке стали присоединяться к активизировавшимся большевистским отрядам, отчего их численность выросла до десятков тысяч человек.

Как отмечает про период управления Колчака А. Л. Литвин, «трудно говорить о поддержке его политики в Сибири и на Урале, если из примерно 400 тыс. красных партизан того времени 150 тыс.

действовали против него, а среди них 4—5 % было зажиточных крестьян, или, как их тогда называли, кулаков».

В 1914-1917 годах около трети золотого запаса России было отослано на временное хранение в Англию и Канаду, а примерно половина была вывезена в Казань. Часть золотого запаса Российской империи, хранившаяся в Казани (более 500 тонн), была захвачена 7 августа 1918 года войсками Народной армии под командованием Генерального штаба полковника В.

О. Каппеля и отправлена в Самару, где утвердилось правительство КОМУЧа. Из Самары золото на некоторое время перевезли в Уфу, а в конце ноября 1918 года золотой запас Российской империи был перемещён в Омск и поступил в распоряжение правительства Колчака. Золото было размещено на хранение в местном филиале Госбанка. В мае 1919 года было установлено, что всего в Омске находилось золота на сумму 650 млн. рублей (505 тонн).

Имея в своем распоряжении большую часть золотого запаса России, Колчак не позволял своему правительству расходовать золото, даже для стабилизации финансовой системы и борьбы с инфляцией (которой способствовала безудержная эмиссия «керенок» и царских рублей большевиками).

На закупку вооружения и обмундирования для своей армии Колчак потратил 68 миллионов рублей. Под залог 128 миллионов рублей получены кредиты в зарубежных банках: доходы от размещения возвращались в Россию.

31 октября 1919 года золотой запас под усиленной охраной был погружен в 40 вагонов, ещё в 12 вагонах находился сопровождающий персонал.

Транссибирская магистраль на протяжении от Ново-Николаевска (ныне Новосибирск) до Иркутска контролировалась чехами, чьей главной задачей была собственная эвакуация из России. Только 27 декабря 1919 года штабной поезд и поезд с золотом прибыли на станцию Нижнеудинск, где представители Антанты вынудили адмирала Колчака подписать приказ об отречении от прав Верховного правителя России и передать эшелон с золотым запасом под контроль Чехословацкого корпуса.

15 января 1920 года чешское командование выдало Колчака эсеровскому Политцентру, который уже через несколько дней передал адмирала большевикам. 7 февраля чехословаки передали большевикам 409 миллионов рублей золотом в обмен на гарантии беспрепятственной эвакуации корпуса из России.

Народный комиссариат финансов РСФСР в июне 1921 года составил справку, из которой следует, что за период правления адмирала Колчака золотой запас России сократился на 235,6 миллионов рублей, или на 182 тонны.

Ещё 35 миллионов рублей из золотого запаса пропало уже после передачи его большевикам, при перевозке из Иркутска в Казань.

4 января 1920 в Нижнеудинске адмирал А. В. Колчак подписал свой последний Указ, в котором объявил о намерении передать полномочия «Верховной Всероссийской Власти» А.

И. Деникину.

Впредь до получения указаний от А. И. Деникина «вся полнота военной и гражданской власти на всей территории Российской Восточной Окраины» предоставлялась генерал-лейтенанту Г. М. Семёнову.

5 января 1920 в Иркутске произошёл переворот, город был захвачен эсеро-меньшевистским Политическим центром.

15 января А. В. Колчак, выехавший из Нижнеудинска в чехословацком эшелоне, в вагоне под флагами Великобритании, Франции, США, Японии и Чехословакии, прибыл к пригородам Иркутска. Чехословацкое командование по требованию эсеровского Политцентра, с санкции французского генерала Жанена, передало Колчака его представителям. 21 января Политцентр передал власть в Иркутске большевистскому ревкому. С 21 января по 6 февраля 1920 велись допросы Колчака Чрезвычайной следственной комиссией.

В ночь с 6 на 7 февраля 1920 адмирал А.

В. Колчак и председатель Совета министров России В. Н. Пепеляев были расстреляны на берегу реки Ушаковка без суда, по постановлению Иркутского военно-революционного комитета. Постановление Иркутского военно-революционного комитета о расстреле Верховного Правителя адмирала Колчака и председателя Совета Министров Пепеляева было подписано А.

Ширямовым, председателем комитета и его членами А. Сноскаревым, М. Левенсоном и управделами комитета Обориным. Текст постановления о расстреле А. В. Колчака и В. Н. Пепеляева впервые опубликован в статье бывшего председателя Иркутского военно-революционного комитета А.

Ширямова. В 1991 году Л. Г. Колотило сделал предположение, что постановление о расстреле было составлено уже после расстрела, как оправдательный документ, ибо датировано седьмым февраля, а в тюрьму предгубчека С. Чудновский и И. Н. Бурсак прибыли во втором часу ночи седьмого февраля, якобы уже с текстом постановления, причём до этого составляли из коммунистов расстрельную команду.

В работе В. И. Шишкина 1998 года показано, что имеющийся в ГАРФ подлинник постановления датирован шестым февраля, а не седьмым, как указано в статье составлявшего это постановление А. Ширямова. Однако, в этом же источнике приведён текст телеграммы Председателя Сибревкома и члена Реввоенсовета 5 армии И.

Н. Смирнова, где говорится, что решение о расстреле Колчака было принято на заседании седьмого февраля. Кроме того, весь день шестого февраля шёл допрос Колчака. Имеющаяся в документах путаница в датах заставляет сомневаться в составлении постановления о расстреле до его совершения.

По официальной версии, расстрел совершён из опасения, что прорывающиеся к Иркутску части генерала Каппеля имеют целью освободить Колчака.

Однако, как видно из исследования В. И. Шишкина, никакой опасности освобождения Колчака не существовало, и его расстрел всего лишь акт политического возмездия и устрашения. Согласно наиболее распространённой версии казнь произошла на берегу реки Ушаковки близ Знаменского женского монастыря. Руководил расстрелом Самуил Гдальевич Чудновский. По легенде, сидя на льду в ожидании расстрела, адмирал пел романс «Гори, гори, моя звезда…». Есть версия, что Колчак сам командовал своим расстрелом.

После расстрела тела убитых были сброшены в прорубь.



Киногерой и его прототип.

Нашумевший фильм режиссера А.

Кравчука «Адмиралъ» 2008 г. содержит апологетическую трактовку образа знаменитого предводителя Белого движения, адмирала Александра Колчака, в то время как историки, далекие от канонизации этого исторического персонажа, настаивают на том, что это псевдоисторическая мелодрама, и экранный герой слишком далек от реального. Какова доля правды и вымысла в киноверсии исторических событий?

Кадр из фильма *Адмиралъ*, 2008

Оценки фильма «Адмиралъ» варьируются от «смещения акцентов» до «изнасилования истории в изощренной форме», но в одном критики единогласны – слишком много отступлений от исторической правды, недомолвок и откровенной лжи.

Это просматривается как на уровне деталей (неточности в офицерском обмундировании, в изображении кораблей – эсминец вместо миноносца), так и в более масштабных формах (создатели фильма «забыли» о том, что у Анны Тимиревой был сын от законного мужа, которого она бросила из-за любви к Колчаку).

Адмирал Колчак и Анна Тимирева

Гражданская жена Колчака Анна Тимирева

Анна Тимирева действительно развелась с мужем, чтобы стать гражданской женой Колчака, а когда его арестовали, она добровольно пошла в тюрьму вслед за ним.

После смерти адмирала она 30 лет провела в тюрьмах, лагерях и ссылках.

Но чрезмерное внимание к любовной линии сюжета – история взаимоотношений Колчака с Анной Тимиревой – привело к тому, что значительным фактам его биографии внимание вообще не уделялось.

Так, например, не упоминается о том, как адмирал проявил себя в Русско-японской войне, или о его участии в полярных экспедициях.

Гражданская жена Колчака Анна Тимирева

За кадром осталось и то, что Колчак был довольно жестоким военачальником и прославился беспощадным террором – его войска выжигали целые поселения, на их счету десятки тысяч убитых.

Только в Екатеринбургской губернии колчаковцы расстреляли свыше 25 000 человек.

Его личность получает крайне неоднозначные оценки историков, он был слишком противоречивым для такого плоского и «картонного» образа на экране.

Александр Васильевич Колчак

Адмирал Колчак

Историк Андрей Синельников утверждает, что события 1916-1917 гг.

в фильме полностью вымышлены: никакого немецкого броненосного крейсера в апреле 1916 г. Колчак на мины не заманивал и не стрелял по нему из пушки.

Крейсер «Фридрих Карл» действительно существовал, но он взорвался на русских минных заграждениях еще в 1914 г., без участия Колчака.

Александр Колчак в жизни и в кино.

В роли адмирала — Константин Хабенский

Когда в фильме Колчак представляется командиром крейсера «Слава», это тоже очевидная нестыковка: адмирал никогда не командовал боевыми кораблями свыше 750 тонн водоизмещением, обычно это были миноносцы, но не крейсеры и линкоры.

Софья Федоровна Омирова-Колчак, законная жена адмирала, в жизни и в кино

Анна Ковальчук в роли Софьи Колчак и Елизавета Боярская в роли Анны Тимиревой

Многие легенды и домыслы о жизни Колчака родились из допросов адмирала в Иркутске, во время которых, по мнению историков, флотоводец преувеличил свои заслуги.

Кроме того, менее чем за годичное командование Колчаком Черноморским флотом русские морские силы понесли самые большие потери за всю войну.

За год своего правления адмирал массовыми казнями поднял против себя крестьян Сибири, подавшихся в партизаны.

Его называли марионеткой в руках Антанты.

Анна Ковальчук в роли Софьи Колчак и Елизавета Боярская в роли Анны Тимиревой

В ноябре 1918 г. Колчак был избран Верховным правителем России, к весне 1919 г. ему удалось собрать армию численностью 400 тысяч человек.

Но уже осенью 1919 г.

его войска терпят одно поражение за другим. В январе 1920 г. он был арестован, а 7 февраля его расстреляли без суда и следствия. Из-за сильных морозов его тело не было предано земле – его сбросили в прорубь на Ангаре.

Адмирал Колчак

Художественные фильмы часто слишком вольно обращаются с историческими фактами.

Поделитесь этим постом с друзьями

Источник

Колчак Александр Васильевич (1874— 1920), российский адмирал (1916 г.), один из руководителей Белого движения.

Родился 16 ноября 1874 г.

в Петербурге в семье инженера, отставного генерал-майора морской артиллерии.

В 1894 г. Колчак окончил Морской кадетский корпус; в 1900—1902 гг. участвовал в полярной экспедиции Петербургской академии наук.

Во время русско-японской войны 1904— 1905 гг. командовал эскадренным миноносцем, минным заградителем, а затем батареей в Порт-Артуре; был в плену.

После войны Колчак с группой морских офицеров готовил предложения по реформе российского морского флота. В 1914 г. его назначили начальником оперативного отдела Балтийского флота, а в июле 1916 г.

— командующим Черноморским флотом в чине контр-адмирала. 9 июня 1917 г., в ответ на требование судового комитета сдать личное оружие, Колчак со словами «Не вы мне его вручили, не вы и возьмёте!» выбросил в море золотую саблю с надписью «За храбрость».

На следующий день он был отозван в Петроград и командирован в США как специалист по минному делу.

В конце 1917 г. Колчак прибыл на Дальний Восток. Направляясь в Добровольческую армию, он задержался в Омске и 4 ноября 1918 г. был назначен министром обороны новообразованного Всероссийского временного правительства.

18 ноября, после военного переворота в Омске, адмирал, благодаря своему огромному авторитету, был провозглашён «верховным правителем Российского государства».

В этом качестве его признали правительства стран Антанты и США, но отношения с союзниками не складывались. Главной целью Колчака стала вооружённая борьба с большевиками, однако ему также приходилось обуздывать союзников в их посягательствах на суверенные права России.

После разгрома Восточной белой армии адмирал 4 января 1920 г. передал свои полномочия А. И. Деникину. Войска Чехословацкого корпуса, которыми командовал главный офицер союзных сил в Сибири французский генерал Жанен, передали Колчака временному эсеро-меньшевистскому «Политическому центру» в Иркутске в обмен на свободный проезд до Владивостока.

Чуть позже адмирал оказался в руках большевиков.

Расстрелян 7 февраля 1920 г.

в Иркутске.

Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *