Прародиной человека считается

Прародина человека

Вопрос о прародине человека, под которой понимают место, где протекал процесс самой ранней стадии антропогенеза, возник еще в прошлом веке. Палеонтологи, антропологи и археологи в качестве возможного центра зарождения человечества называли самые различные части земного шара (почти все континенты). Однако Ч. Дарвин в качестве прародины человека назвал Африку, отмечая, что именно в Африке обитают обезьяны, стоящие по морфологии и развитию наиболее близко к современному человеку.

Действительно, наибольшая концентрация и разнообразие форм высокоорганизованных обезьян были достигнуты вначале в Африке и Южной Азии.

На этих континентах были обнаружены и рамапитеки, имеющие прогрессивные признаки. Тем не менее вопрос этот обсуждают и в наше время. Одновременно обсуждают вопрос и о заселении людьми современного физического типа других континентов.

Многие антропологи считают, что судьба процесса гоминидизации оказалась разной на африканском и азиатском континентах вследствие, главным образом, климатических условий.

В плиоцене (13 млн лет назад) в Южной Азии резко изменились климатические условия в неблагоприятном направлении, стали часто возникать засухи, происходило поднятие Гималаев, которое сопровождалось образованием пустынных пространств. Складывавшиеся там чрезвычайно неблагоприятные условия жизни привели к вымиранию или переселению гоминид в другие районы земного шара, что остановило процесс их эволюции на азиатском континенте.

Напротив, в Африке сложились совершенно другие климатические условия. В частности, в Восточной Африке и особенно в ее приэкваториальной части сформировался очень благоприятный для жизни климат, сложился чрезвычайно богатый ландшафт, обеспечивающий существование гоминид. Поэтому именно в Восточной Африке продолжился процесс гоминидизации, в результате которого она оказалась прародиной человека. Можно сказать, что здесь развитие гоминид достигло такого уровня, когда они уже полностью отделились от животных, стали приобретать специфические человеческие черты.

Таким образом, Восточная Африка оказалась прародиной человека.

Если в вопросе о прародине человека разногласий среди антропологов почти нет, то совершенно отсутствует согласие о времени движения первых гоминид из Африки на другие континенты, в частности в Азию. Тем не менее новейшие данные позволяют предполагать, что первые гоминиды пришли из Африки в Азию около 2 млн лет назад, но они были более примитивными по сравнению с Н.

erectus. В Азии первые гоминиды эволюционировали в Н. erectus, представители которого вернулись затем в Африку и в Европу.

Считают далее, что первые люди современного физического типа мигрировали из Африки в другие районы, замещая там архаичные человеческие группы.

Человек современного физического типа вступил из Африки в Ю.-В. Европу 37—44 тыс лет назад, откуда он перешел в 3. Европу около 34 тыс лет назад. Такой хронологической последовательности в миграции человека на заре его истории придерживаются очень многие антропологи. Однако на Британских островах недавно найдена бедренная кость человека, возраст которого составляет порядка 500 тыс лет, что заслуживает особого внимания и пока не имеет убедительных объяснений.

В последние годы для выяснения времени появления человека современного физического типа стали использовать молекулярно-генетические методы.

Как свидетельствуют результаты исследований мДНК индивидов, принадлежащих к разным европейским, американским, африканским и азиатским популяциям, трансформация архаичных форм в Н.

sapiens произошла в Африке в период между 100-150 тыс лет назад. На основе этих данных сейчас считают, что современные люди являются потомками «митохондриальной Евы», жившей в Африке 140-280 тыс лет назад.

В пользу африканского происхождения человека современного физического типа свидетельствуют также результаты молукуляр-но-генетических исследований повторов ДНК длиной 2000—6000 азотистых оснований, которые локализованы в том генетическом районе хромосомы Y, который контролирует мужской пол.

Эти результаты показали, что дивергенция хромосомы Y человека от Y-хромосомы его предка произошла в интервале 500—400 тыс лет назад. Предполагают, что «молекулярный» Адам, который первый стал обладателем Y-хромосомы человека, гулял по Земле в то же время, что и «митохондриальная» Ева.

Данные об отдельных ДНК-последовательностях подтверждают мысль о том, что современная Y-хромосома стала распространяться в разные районы мира после того, как ее носители мигрировали из Африки.

Молекулярно-генетические исследования показали, что в мтДНК папуасов Новой Гвинеи имеется делеция, которая обнаруживается также в мтДНК людей многих африканских популяций, но отсутствует в мтДНК людей азиатских популяций.

По этой причине есть предположения о том, что папуасы, возможно, пришли в Новую Гвинею из Африки через Индийский океан. В Северную Америку они пришли из Северного Китая через Берингию и Аляску.

Что касается Южной Америки, то есть данные, что люди современного физического типа жили уже 32 тыс лет назад на той территории, которую в наше время называют Бразилией.

Однако существует альтернативный взгляд, который заключается в том, что представители Н. sapiens обитали одновременно около 1 млн лет назад как в Африке, так и в Азии, и что трансформация архантропов в современных людей шла во многих местах Старого Света.

Между тем палеонтологические данные не подтверждают мысль о том, что азиатские формы Н. erectus являются предками Н.

sapiens. Скорее можно предполагать, что популяции неафриканских форм Н. erectus замещались сапиентами, мигрировавшими из Африки. Люди современного физического типа появились в Восточной Азии 75-150 тыс лет назад. Молекулярно-генетические данные также не подтверждают эту гипотезу.

Факторы антропогенеза

Осмысливая происхождение человека, Ч.

Дарвин придавал большое значение таким факторам антропогенеза, как изменчивость телесных и психических свойств предков человека, использование ими тех или иных органов, естественный и половой отбор.

Естественный отбор действовал в популяциях как древнейших, так и древних людей. Однако он шел не только но физическим признакам. Он благоприятствовал таким чертам, как умение производить и использовать орудия, защита стариков, коллективные способы вести охоту и др. Можно сказать, что наряду с индивидуальным шел и групповой отбор.

Но действие естественного отбора полностью не прекратилось и в современную эпоху, о чем свидетельствуют данные, в соответствии с которыми в настоящее время в отдельных географических районах мира идет контрселекция индивидов на устойчивость к различным болезням.

Например, среди жителей Африки и Средиземноморья распространена серповидноклеточная анемия, но гетерозиготы по этой анемии устойчивы к малярии. Точно так же, дефицит по глюкозе-6-фосфатдегидрогеназе также сопровождается повышением у таких индивидов резистентности к малярии.

В Центральной Азии очень низка встречаемость групп крови I (0), но очень высокая встречаемость группы III (В).

В этом «повинны» былые эпидемии чумы, к которой обладатели группы крови I обычно характеризуются пониженной сопротивляемостью. Лица с группой крови II (А) очень редки в эндемичных районах по оспе, в Индии, Китае, Африке, поскольку они более восприимчивы к оспе.

Современные представления о факторах антропогенеза в общем сводятся к пониманию того, что человек является продуктом действия тех же факторов эволюции, которые создали живой мир, однако с учетом специфики человека должны были действовать также и специфические факторы антропогенеза.

Основы учения о специфических факторах антропогенеза были заложены Ф.

Энгельсом еще в последней трети XIX в. Считая, что появление человека не является лишь ступенью в эволюции природы, ибо с человеком появляется новая сила в виде труда, который, воздействуя на природу, не только изменяет ее, но изменяет и человека.

Ф. Энгельс назвал важнейшим специфическим фактором антропогенеза труд.

Можно сказать, что труд отделил человека от животных, а люди, благодаря совместной деятельности руки, органов речи и мозга, стали обладать способностью выполнять все усложняющиеся операции, ставить перед собой каждый раз все более высокие цели и достигать этих целей.

Однако признанию труда в качестве фактора антропогенеза мешает незнание причин, заставивших австралопитеков и более поздние формы прибегнуть к труду.

В поисках объяснения этих причин некоторые исследователи предполагают, что происходившие в плиоцене бурные тектонические процессы, активный вулканизм, горообразование, землетрясения и другие факторы привели в Восточной Африке к обнажению урановых руд и повышению там уровня ионизирующей радиации.

Являясь мутагенным фактором, ионизирующая радиация индуцировала у австралопитеков мутации, которые в совокупности сделали их настолько слабыми, что они оказались неспособными добывать пищу присущими им животными методами. Единственным в этих условиях путем выжить был переход части или отдельных австралопитеков от использования камней и палок к изготовлению более совершенных орудий нападения и защиты.

В последующем изготовление орудий обеспечило древнейшим людям выход на господствующее положение в природе.

Поскольку для общения необходим был язык, то в головном мозге древнейших людей стали развиваться теменные и лобные доли (центры речи), стали совершенствоваться анализаторы.

Важным специфическим фактором антропогенеза явилась также мясная пища. Как предполагают, австралопитеки были хищными существами.

Больше того, Н. habilis со своими орудиями, вероятно, оказался более опасным хищником и для самих австралопитеков. Возможно, что уже на этой стадии возник каннибализм.

Современные представления о роли этого фактора антропогенеза сводятся к тому, что употребление мяса обеспечивало предков современного человека незаменимыми аминокислотами.

Многие антропологи уделяют большое внимание такому возможному фактору антропогенеза, как альтруизм. Изготовление эффективных орудий древнейшими и древними людьми возможно было только на основе навыков, наследуемых от предыдущих поколений, что вело к повышению в первобытных сообществах роли и значения людей старшего поколения, хранящих опыт изготовления орудий, охоты и т.

д. Чем лучше охранялись слабые, тем больше оставалось шансов на выживание. Видимо в этот период стала прекращаться внутривидовая борьба за существование, падать значение естественного отбора. Напротив, важным фактором антропогенеза становились возникавшие социальные закономерности.

Таким образом, создав социальные отношения в группах древнейших и древних людей, естественный отбор в этот период стал уступать свое место социальным факторам. В борьбе за существование стали побеждать не только те, которые были самыми сильными, но и те, которые охраняли слабых’ (стариков, женщин и детей).

В результате этого в борьбе за существование преимуществ стали достигать те группы или племена, в которых больше заботились о поддержании стариков, ибо последние сохраняли накопленный опыт в изготовлении орудий, поисках мест охоты и съедобных растений, в ориентировке на местности и т.

д.

Следовательно, если у ранних австралопитеков в основном действовал естественный отбор особей, лучше владеющих руками, а также отбор на повышение роли и эффективности орудийной деятельности, то в возникновении, скажем, Н. habilis большое значение имел альтруизм, ставший фактором эволюции и дававший многие преимущества в условиях коллективной жизни. Возникновение социальной среды стало необратимым. Популяции, лучше изготовлявшие и использовавшие орудия, вытесняли отстававшие в развитии популяции в районы, менее благоприятные для жизни, что вело там к их уничтожению.

Наконец, в антропогенезе действовали факторы, связанные с возникновением сельского хозяйства.

Например, введение в питание молока вело к отбору индивидов, обладающих способностью утилизировать (расщеплять) лактозу. Известно, что в популяциях современных людей, не использующих молоко, концентрация генов, контролирующих расщепление лактозы, ничтожно мала.



Вам также может понравиться

Об авторе admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *